Озёры. Новости

Онлайн
трансляция

Яндекс.Погода

понедельник, 16 июля

пасмурно+19 °C

Онлайн трансляция

Беседа с ветераном: "Я выполнял свой гражданский долг"

27 февр. 2018 г., 14:01

Просмотры: 197


Объединение "Юнкор ЦДТ"

Со дня окончания войны прошло почти 73 года. Но мы помним и чтим всех, кто сражался за нашу свободу! Прадеды не забыты! Каждое имя – история, передаваемая из поколения в поколение. Каждая история – жизнь, отданная за Отечество.

Сколько воды утекло за эти годы? Сколько историй сохранилось, а сколько осталось без внимания? Но есть ещё герои, дожившие до наших дней. Живые легенды, в памяти которых остался тот далёкий великий День Победы.

В городском округе Озёры на сегодняшний день проживает 21 ветеран Великой Отечественной войны. Активисты объединения «Юнкор ЦДТ» выразили желание пообщаться с каждым из них. Этот проект мы так и назвали: «Беседа с ветераном».

Наша первая встреча состоялась в декабре 2017, в канун Нового года. Первым нашим собеседником стал Юрий Алексеевич Поздоровкин, на днях он отметил свой  92-й день рождения. Ровесник города Озёры – так он сам себя называет. Удивительный человек! В здравом уме и доброй памяти, смог рассказать нам не только о своих боевых подвигах, но и о городе, в котором прожил почти всю свою жизнь.

Один из немногих, дошедший до Германии и встретивший победу в Кёнигсберге. Солдат первого Краснознамённого Инстербургского танкового корпуса. Он начал свой боевой путь 17-летним мальчишкой.

Ответ на первый вопрос о том, как началась война, нас, честно сказать, удивил. Все мы ожидали другого… По словам Юрия Алексеевича, к войне страна начала готовиться в 1939 году. В школах вводились кружки боевой подготовки, выпускались патриотические фильмы, у которых был один конец – победа СССР над фашистской Германией. Однако, перед самой войной все фильмы запретили.

– Что же касается 22 июня 1941 года, – продолжает Юрий Алексеевич, – этот день каждому запомнился, без исключения. Были каникулы, я закончил 8 класс. Жили мы тогда на улице Рабочая, дом №95. Играли с сестрой возле дома, когда услышали выступление Молотова, который объявлял только о самых важных и серьёзных событиях. Но это сообщение стало самым ошеломительным для всех – объявление ВОЙНЫ! Оно потом ещё долго откликалось эхом в голове каждого советского гражданина. И всё же, в тот момент мы ещё не знали, какая страшная беда свалилась на головы нашему народу.

Вначале новость просто возбудила в людях мощный героизм и патриотизм. Все только и говорили: «Да мы разобьём этих немцев в два счёта… Не на тех напали…». Одна за другой полетели повестки… 

Но враг стремительно наступал. Уже через неделю пал Минск, а к середине лета враг вплотную подошёл к Смоленску. И тут патриотизм  у народа начал угасать. С войны пачками возвращались похоронки. Людей охватила всеобщая скорбь и бешеный страх. Матери и жёны, отправляя своих мужчин на войну, рыдали на платформах.

Уже совсем скоро в городе практически не осталось мужского населения, и весь груз тяжёлых работ в тылу свалился на женщин и детей.  Помню, как этим же летом 16-летним мальчишкой я так же оказался под Смоленском в прифронтовой зоне. Эта была интересная история…  В середине лета нас собрали и отправили в Москву в Дом пионеров. Где-то 20 человек мальчишек (10 – из города и ещё 10 – из близлежащих  сёл). Тогда никто не знал, куда и зачем нас везут. Каждый взял с собой еды дня на три, не больше. В Москве нас распределили и повезли на запад. Куда – не говорили, но мы предположили, что охранниками на фронт. Какая же нас тогда охватила гордость! Мы нужны на фронте! Не помню, сколько ехали, запасы у всех давно закончились, и каждый мечтал только об одном – поесть. Ближе к ночи мы приехали на место. Вышли. Построились. Но вместо пайка, каждому вручили лопаты и отправили спать. Все заголосили: «Есть хотим!», но крики наши оказались тщетны, долгожданную еду мы получили только утром. Всё лето мы копали окопы и противотанковые рвы. Вот так я оказался на трудовом фронте, за что и получил медаль «За оборону Москвы». В конце лета мы вернулись в родные Озёры. Продолжил учиться. В январе 1943 года пришёл приказ отправить на фронт всех призывников 1925 года рождения. А мне едва 17 исполнилось, я же в декабре рождён. Но делать нечего…

За полтора года войны на фронте многое изменилось: стали вводить погоны, очень удобную форму (старинную царскую), награждали медалями за заслуги на войне. Да и техника стала мощнее, появились новые танки и боевые машины, гранаты, оружие… всего и не перечесть.

По распределению я попал в подмосковный город Бабушкино в Пятый зенитно-пулемётный полк. Через неделю нас уже обмундировали. Пробыли мы там долго. Военные начальники не торопились бросать «желторотых» на передовую. До осени 1943 года мы проходили боевую подготовку, и только в ноябре нас отправили на формирование под Красногорск. Так я стал солдатом 1720 зенитно-артиллерийского полка (этот полк есть в архивах Великой Отечественной войны). Далее уже направили на присоединение к составу Первого танкового Краснознамённого Инстербургского корпуса. Вот так и началась самая страшная страница моей жизни. Шли мы медленно, но верно до самой Германии. Участвовали в операции "Багратион", освободили  Белоруссию, Прибалтику, вышли на Пруссию. И в начале 1945 года мы уже были подступах к Германии.

Рассказ мой ладным кажется на первый взгляд, но каждый бой нам давался с великим трудом и большими потерями. Не верьте тем, кто говорит, что смело шёл в бой. Все мы жутко боялись смерти, каждый думал: «А вернусь ли я живым?» Так бой за боем. Лишь со временем наступает какое-то отупение, уже не замечаешь, не думаешь, просто идёшь в бой, и будь что будет… А про операцию Багратиона даже не хочу рассказывать. Скажу одно: встретил я победу уже в Германии, в Кёнигсберге. Потом вернулся на Родину с большим количеством медалей, женился через какое-то время и жил, как обычный гражданин. Я никогда не считал себя героем, просто выполнял свой гражданский долг. 

Диана Захарова, юнкор, ученица 8-го класса средней Полурядинской школы

vshature