Яндекс.Погода

воскресенье, 29 ноября

дождь со снегом+1 °C

Сейчас в эфире

РАДИО 1 - ПЕРВОЕ ПОДМОСКОВНОЕ РАДИО

Любезное моё Отечество. Маршал Михаил Катуков: мирные выстрелы

22 окт. 2020 г., 16:28

Просмотры: 2034


В сентябре исполнилось 120 лет со дня рождения Михаила Ефимовича Катукова. В рубрике «Любезное моё Отечество» ранее мы опубликовали первую, вторую и третью части из повести Николая Пирязева «Сын Отчизны» о детстве и отрочестве маршала. Сегодня представляем вам продолжение повести о великом военачальнике.

Глава четвёртая

Мирные выстрелы 

Первое звание после красноармейца - курсант. Оно ещё ничего не давало, но ко многому обязывало. За плечами-то всего три класса земской школы, да разрозненное книжное чтение в Питере, а здесь науки серьезные. Трудно, но Катуков учится самозабвенно, с каким-то упоением. Очень важная первая ступень военной жизни Катукова преодолена. 

1 марта 1922 года на Могилевских курсах состоялся выпуск молодых КРАСКОМов. 

Много лет спустя с затаенной радостью вспоминал Михаил Ефимович о далеких событиях: "Выдали нам новое диагоналевое обмундирование, английские шинели, белые заячьи папахи, командирское снаряжение и наганы. Получил я также предписание явиться для дальнейшего прохождения службы в 27-ю Омскую стрелковую дивизию, входившую в состав Западного военного округа".

Первая командирская должность Катукова звучала так: командир взвода 1-й роты 235-го стрелкового Новельского полка 27-й Омской Краснознаменной дивизии. 

В этой дивизии молодой командир прослужил ровно десять лет. На одном месте по горизонтали, а по вертикали он поднимался со ступеньки на ступеньку. 

Вот основные записи его послужного списка после командира взвода: помощник командира роты, командир роты, помощник начальника школы, с 1925 года по 1931 год - начальник школы младших командиров и наконец - начальник штаба 80-го стрелкового Ленинградского Краснознаменного полка все той же 27-й СД. 

И по этим ступенькам от звания к званию КРАСКОМ не просто прыгал. Годы этого десятилетия стали временем постоянного совершенствования, учебы академической и личного самообразования. 

Зрелость командира достигалась неимоверным трудом, умноженным на природные способности. И еще — это общение с умными, незаурядными, талантливыми людьми. Здесь есть одна особенность. Можно с такими людьми просто повстречаться, а потом лишь вспоминать об этом. И нужен особый дар, чтобы впитать частицу эрудиции, мировоззрения, таланта тех незаурядных, с кем встречаешься. Михаил Катуков таким даром обладал. 

Войсками округа, где служил Катуков, командовал М. Н. Тухачевский. С именем этого командира были связаны все серьезные победы на фронтах гражданской войны. Одно его имя навевало страх и панику на врага. В те годы даже Иосиф Сталин назвал его «демоном гражданской войны». В общем уже тогда этот человек становится легендой. Казалось бы, как простому младшему командиру общаться с таким человеком? Михаил Катуков считал, что ему крепко повезло. 

Зиму 1923-1924 года 27-я Омская дивизия заняла дислокацию в Смоленске. Здесь в Доме Красной Армии каждую неделю читал лекции по истории военного искусства для комначсостава Михаил Николаевич Тухачевский. Его лекции не ограничивались рамками установленной программы. Военная мысль гениального стратега пробивала все условные рамки. Уже тогда он выдвигал идеи создания танковых соединений, воздушно-десантных войск с транспортировкой по воздуху автомобилей и арторудий, специального самолета-штурмовика с ''мощным вооружением". Михаил Николаевич создал серьезное научное наследие из 120 работ. Уже в то время он высказал предвидение: 

«В случае нападения на нас ... Белоруссия явится ... стратегическим плацдармом, где развернутся столкновения Красной Армии с армиями западноевропейского капитализма». 

Сколько раз впоследствии вспоминал Михаил Ефимович науку Тухачевского, которую ему посчастливилось познавать из первых уст. Он вообще считал, что ему везло на замечательных людей. Навсегда молодому краскому запомнились встречи с М. В. Фрунзе, С. С. Вострецовым, М. И. Фабрициусом. Пусть кратковременное знакомство и общение с такими людьми обогащало, давало понять, что военные знания командира должны постоянно пополняться, быть выше его служебного положения. 

В то время лучшей кузнецей командирских кадров Красной Армии считались курсы «Выстрел». Интересно само название. Как оно глубоко символично и многозначно! Это учебное командирское заведение было создано в ноябре 1918 года на базе Ораниенбаумской офицерской стрелковой школы. В дореволюционной России это военно-учебное заведение считалось лучшим в русской армии. Важно то, что большинство преподавателей этой школы добровольно перешли на сторону новой власти и, сохранив лучшие традиции русского офицерства, передавали их вместе с богатейшим опытом военного дела новым курсантам. 

Катуков опять стремился к знаниям, хотел учиться. На его рапорте положительная резолюция появилась осенью 1926 года. С этого времени он стал курсантом «Выстрела». 

Если сделать анализ биографий крупных военачальников Великой Отечественной войны, почти во всех найдутся строки подтверждающие обучение в «Выстреле». Здесь важное значение придавалось разработке вопросов теории стрелкового дела и тактики боевых действий войсковых подразделений. В стенах школы выдающиеся конструкторы В.А.Дегтярев, В.Ф.Токарев, В.Г.Федоров разрабатывали новые системы автоматического стрелкового оружия. Его первые испытания доставались как раз курсантам школы. Это как нельзя более по душе было Катукову. Всю жизнь он сохранил страсть и любовь к оружию всякого рода. Во всей своей военной деятельности он считал, что командир должен и обязан показывать пример подчиненным в умении обращения с оружием, в меткой стрельбе. Это подтвердится в дальнейшем повествовании многими фактами. 

Курсы совершенствовали учебный процесс. Во время обучения на них Катукова,  они стали называться «Стрелково-тактические курсы усовершенствования командного состава РККА». Программа обучения стала еще сложнее, требовалось большее напряжение в учебе. А ведь курсы базировались в подмосковном Солнечногорске. Недалеко от родины. Так хотелось побывать Михаилу дома! Но служба есть служба. Такой возможности не представилось. В редкие выходные удалось лишь несколько раз побывать в Москве. И то была радость.

А в родной дивизии его ждало новое назначение: командир полковой школы младших командиров. Теперь Катуков сам обучал военному искусству тех командиров, которые ближе всех к солдатской массе, которые всегда вместе с ними: в казарме, в наряде, в походе, тех, кого впоследствии назовут сержантским составом. Любовь и особое уважение с пониманием высокой особой роли к этим командирам из солдат Катуков сохранил на всех высоких воинских постах. 

Воинская служба полна неожиданностей. Кто знает, какой приказ на сей раз получил штаб в пакете секретной почты за сургучными печатями. В апреле 1932 года приказ также прозвучал неожиданно: передислоцировать полк из Витебска в Борисов. А там, сломав сургучные печати, командир извлек из пакета еще более нежданную и необыкновенную весть: переформировать полк в 5-ю отдельную легкотанковую бригаду. 

Новое дело. Значит снова ученье. Катуков радовался, но радость омрачилась самым неожиданным образом. Командирский состав новой бригады почти весь послали на шестимесячные автобронетанковые курсы. И это «почти» как раз и замкнулось на Катукове. Ему было приказано, оставаясь на месте, замещать командира полка. И не просто занимать должность на время отсутствия, а за это время обустроить целый городок для размещения и обеспечения боевой жизнедеятельности нового подразделения Красной Армии. Механизм обеспечения действовал. Стали прибывать технические специалисты, а затем и новая техника. Упрятав подальше личную обиду, Катуков хитрил. Перепоручив многие текущие заботы хозяйственникам, младшим командирам, он всеми правдами и неправдами заменил теоретическую учебу на практическую. Может вопреки Устава и инструкциям, но каждую боевую единицу командир освоил сам. 

В бригаду поступили танки Т-26 и БТ. Особенно поражал соей необычностью и скрытым высоким потенциалом БТ. Аббревиатура этих букв означала — быстроходный. В технической характеристике значилось, что он может развить скорость до 100 км в час! 

Это и по нашим-то временам в диковинку, а тогда казалось просто фантастикой. Танк мог сбрасывать гусеницы и по хорошей дороге мчаться на колесах. Эта машина могла форсировать водные преграды. Его конструкция лобовых броневых листов была идеальной. Как ни у одного танка в мире двигатель с трансмиссией у него был расположены ка корме. Это гениальное творение незаслуженно предано забвению, может быть, так и не раскрыв своего потенциала, но то, что эта конструкция впоследствии стала прообразом для создания легендарного Т-34 бесспорно. Вот именно тогда Михаил Катуков и влюбился в танк современное воплощение конного рыцаря. Внимательно изучив все его характеристики, Катуков особое внимание уделил вооружению. Меткая стрельба была страстью Михаила. Он находил возможность отчитываться за перерасход боевых снарядов, посылая на полигоне болванку за болванкой по недвижимым и движимым целям. 

Даже не окончив автобронетанковых курсов, он стал высоким специалистом танкового дела. Уже в следующем году он доказал это на окружных стрелковых соревнованиях. Боевая машина, искусано ведомая Михаилом Катуковым, лучше всех и больше всех поразила полигонных целей. За это краском получил приз: фотографический аппарат — мирную вещь за мирные пока выстрелы. 

Так шёл к обладанию маршальским жезлом прославленный Катуков: познанием всех тонкостей солдатского дела, в солдатский ранец скапливая умение, науку, знания всех военных отраслей. Но на этом ранце уже постоянно сияла эмблема танкиста и всё обновлялись этикетки уже офицерских должностей: командир учебного-танкового батальона, начальник артиллерии танковой бригады, начальник оперативного отдела 134-й танковой бригады. 

Последнее назначение принесло неописуемую радость Катукову. Пункт о назначении не был единственным в этом документе. Вторым пунктом предписывалось передать временно должность заместителю, а самому прибыть на Академические курсы тактическо-технического усовершенствования при Академии механизации и моторизации РККА в г. Москву. Так длинно звучало это направление, а просто оно говорило, да, что там, кричало: «Ака-де-мия!». Мечта крестьянского сына достигла заоблачных высот, стала реальностью курсантских напряженных будней. 

Зима-лето, и все, - год пролетел незаметно. К командиру танкового корпуса Ф. И. Голикову «академик» Катуков пришел с докладом о своем прибытии. Опять везло Михаилу Ефимовичу на хороших людей. Это тот самый Голиков, который командовал в войну Воронежским и Брянским фронтами, впоследствии маршал Советского Союза. 

Опытнейший военный решил и молодого «академика» образовывать разнообразнее. Он назначил его начальником штаба 45-го танкового корпуса. Впоследствии успех многих военных операций армии Катукова объясняется именно умением командарма взаимодействовать со штабными работниками.

Это было не трудно. Катуков прошел и эту школу. Но все же косточка у него была строевая, не штабная. Вскоре этой косточке нашли и подобающее место: М. Е. Катуков был назначен командиром 34-й танковой бригады. 

А в воздухе пахло грозой. Народы Европы предчувствовали войну, а вожди делили карту Европы. Сейчас опять делают переоценку событий тех давних лет. Трудно во всем разобраться. Тогда эту военную миссию назвали освободительным походом. В нем в сентябре 1939 года непосредственно участвовала бригада М. Е. Катукова. Танкисты форсированным маршем шли на запад. Катуковцы без боя прошли города Бугач, Монастыжиско, Станислав, Галич. На новой границе они встретили войска вермахта (вооружённые силы гитлеровской Германии). Встреча была напряженной. Кто они: союзники или будущие враги? Предчувствие говорило о последнем. 

 

Предчувствие не обмануло впоследствии. А пока был приказ: чувства не проявлять. Это для всех. 

 

А для Катукова в 1940 году пришел личный приказ: срочно прибыть в Москву, в Наркомат обороны, одновременно был вызов и в ЦК ВКП (б) . 

 

- Если что-то задумали решать в таких инстанциях - дело серьезное, - думал Катуков. 

 

Так оно и оказалось. Но действительность превзошла все самые смелые ожидания: 

 

- Вам предлагается сформировать 20-ю танковую дивизию, - таков был вывод этих вызовов. 

Обратной дорогой, теперь уже полковник Катуков, перечитывал штатное расписание и диву давался: под его началом должно было быть 10500 человек, до зубов вооруженных самой современной техникой, в том числе 375 танков сведенных в два танковых полка, а еще полк мотострелковый, полк артиллерийский, да плюс обеспечивающие подразделения. Но весь этот комплект должен поступить в ... июле 1941-го. 

Автор: Н.С. Пирязев (1946-2008 гг. )

Продолжение следует...

Катуков

Катуков

Обсудить тему

Введите символы с картинки*
vshature