Яндекс.Погода

пятница, 3 декабря

пасмурно+2 °C

Сейчас в эфире

РАДИО 1 - ПЕРВОЕ ПОДМОСКОВНОЕ РАДИО

Мой уголок исповедальный… Памяти озёрского поэта Анатолия Голицына

11 февр. 2021 г., 13:31

Просмотры: 429


Фото предоставлено Ю.А. Харитоновым

Богата историческими событиями и выдающимися людьми озёрская земля. Местные исследователи и краеведы продолжают восстанавливать интересные исторические данные.

Представляем статью Ю.А. Харитонова об озёрском поэте А.И. Голицыне «Мой уголок исповедальный…».

Любовь моя
Сходи в лесочек
И мне в ладонях принеси
Зари малиновый кусочек,
Хмельную радугу росы,
Летящих журавлей цепочку,
Тумана тающую нить
И мной потерянную строчку,
Чтоб всё в одно соединить!

Прошло уже более 21 года, как ушёл от нас самобытный и характерный поэт Анатолий Иванович Голицын. Ушёл в неполные 67 лет, на рассвете наступающего январского морозного дня. Скончался тихо и неожиданно, хотя по жизни был громким и шумным искателем справедливости, который своей меткой, а иногда и едкой рифмой мог поставить руководство цеха, а то и самого текстильного комбината в крайне неудобное, совсем неловкое положение. Несомненно, что Анатолий Иванович был талантлив. Талантлив не только в поэзии, но и в живописи. Он красиво и много рисовал, знал множество песен и прекрасно их пел, но, как и большинство талантливых людей, растрачивал свой божий дар, не отдавая этому отчета, размениваясь, порой, на пустяшные дела, не оттачивая и не совершенствуя ежедневно и ежечасно свой талант.

В 27 лет (!) А.И. Голицын принимает участие в работе Всесоюзного совещания молодых писателей и поэтов страны.

В 1963 году к нему в гости, в квартиру на территории х/б комбината «Рабочий», приезжает Михаил Танич, будущий создатель популярной музыкальной группы «Лесоповал». Михаил Исаевич за несколько лет до этого был реабилитирован, вернулся и проживал на территории столичной области, сотрудничая с областной газетой. 

Вот как описывает ту встречу с будущим знаменитым поэтом-песенником родная сестра Анатолия Ивановича, его верный товарищ и хранитель наследия поэта, Галина Ивановна Голицына: «Был июнь месяц. Я сидела возле окна, удобно устроившись с учебниками на подоконнике. Готовилась к очередному выпускному экзамену в родной первой школе. Вдруг широко открылась дверь, вошёл старший брат Анатолий, а с ним моложавый мужчина с добрыми, слегка смешливыми глазами. 

– Привет, пацанка, – громко и уверенно произнёс мужчина, когда я обернулась к нему и брату. – Давай знакомиться. Меня зовут Михаилом, можно называть Мишей, не обижусь. И ты не обижайся на меня. Ишь как вскинулась, – и он широко заулыбался.  

Я была, конечно, обескуражена, – вспоминает Галина Ивановна. – Незнакомый человек (а брат не предупреждал о его приезде), обидное, как мне казалось, обращение на «ты», да ещё какое-то пренебрежительное слово «пацанка».

Но Михаил уже протягивал мне руку, легко пожимал мою ладонь, которую я оторопело сунула ему навстречу, и вновь улыбался. Пока я приходила в себя, Танич уже знакомился с нашей мамой Мариной Алексеевной, а та радушно звала всех нас к обеденному столу. 

И за столом Михаил сыпал шутками и прибаутками, а когда узнал, что брат играет в футбол за городскую команду, то попросил его показать своё футбольное искусство. Брат надел кеды, Танич подвернул штанины у брюк, они взяли мяч и отправились в скверик, располагающийся недалеко от южной проходной текстильного комбината. Вернулись домой разгорячённые игрой, радостные и ещё долго подначивали друг друга».

Михаил Танич прожил у Голицыных три дня. Знакомился с поэзией Анатолия Ивановича, что-то записывал, о чём-то спорил с автором, но оба остались довольны встречей. С тех пор наш земляк стал часто ездить в Москву. Его стихи начали печататься в популярнейших журналах того времени: «Юность», «Нева», «Октябрь», «Работница», в областной газете «Ленинское знамя». И, конечно, не забывала о нём местная районная газета «Заря», с которой Голицын тесно сотрудничал на протяжении всей своей жизни.

Повествуя об Анатолии Ивановиче, никак нельзя обойти стороной его супругу Голицыну (Вялкину) Людмилу Алексеевну, кадровую ткачиху и сочинительницу стихов для самой себя, для своей души, для своих родных и близких.  Но одно из её душевных творений стало достоянием всей России. Помог вновь Михаил Танич и композитор Ян Френкель. 

¦ТTП¦¬¦¦¦¬¦-¦-_(¦У¦-¦¬¦¬TЖTЛ¦-¦-)_¦ЫTО¦+¦-._¦Р¦¬¦¦¦¦TБ¦¦¦¦¦-¦-¦-.jpg

Читатель, вспомни кадр из фильма «Москва слезам не верит», когда три подруги, сидя вечером возле крыльца дома, распевают песню с вроде простыми и будничными словами. Но слова песни навевают грусть, далёкие воспоминания и что-то ещё, такое приятное и личное, от которого порой заходится сердце...

Стою под тополем,
Грызу травиночку.
Зачем протопала 
К нему тропиночку?
Зачем протопала,
Зачем ответила?
На сердце девичье
Легла отметина…  

А впервые песня прозвучала в еженедельной популярнейшей воскресной радиопередаче «С добрым утром» в исполнении народной артистки Советского Союза Людмилы Зыкиной.

В 1975 году в издании «Московский рабочий» выходит сборник стихов поэтов из центральных областей России с интригующим названием «Молот и стих», в котором помещаются и стихотворения Анатолия Голицына. В предисловии издания говорится о том, что авторы представленных в сборнике стихотворений пришли в литературу с колхозных полей, от мартеновских печей и производственных станков, и их стихи посвящены современнику – человеку труда, красоте русской природы, дружбе, верности и любви.

ТКАЧИХА            

Призывно,
                    разноцветно,
                                          лихо
Звенит гармошка над Окой.
Пускает в это час ткачиха
Станки уверенной рукой.

Привычно тянет за отводку,
Включая каждый фрикцион.
Идёт хозяйскою походкой,
Стальным друзьям дает разгон.

Ныряет остроносой чайкой
Челнок послушно прямо в зев,
Очередной тугой початок
Кручёной белой пряжи съев.

Течёт дорожкой ткани плотной
Основы длинная коса…
Глядит девчонка: все ль полотна
Натянуты, как паруса.

В глазах весенних, чуть усталых,
Задора искорки блестят.
Она работу не оставит, 
Пусть гармонисты погрустят!

Какая зрелость в ней таится!
И это – в восемнадцать лет…
Ах, подмосковная царица,
Тебе на свете равных нет!                                                                                                              
Анатолий Иванович сам работал помощником мастера (поммастера) на ткацком производстве Озёрского текстильного комбината. Работал много лет, почти всю сознательную жизнь, и нелёгкую профессию ткачихи видел воочию. Но одно дело быть докой в своей профессии и совсем другое – преподнести красоту труда в стихотворной форме. Не каждому, да что-то там – не каждому, совсем не многим, можно сказать, только единицам дан талант показать трудовой процесс при помощи рифмы.

Не сманишь никакими сказками
Меня в другие города,
Ключами гаечными, ткацкими
Пишу симфонию труда.

В озвученные окна синие,
Как письма, шлёт весна лучи.
Прописаны здесь духом сильные,
Лихие, как огонь, ткачи.

Здесь производится стыковка
Высоких жарких смен моих.
И переплавка, перековка
Живых характеров людских.

Конечно, Анатолий Иванович писал не только на производственные темы. Обширна в его творчестве военная тема, тема войны, невзгод и трудовых подвигов тех, кто приближал и ковал Победу в суровом в те годы тылу.

МЫ ПРОДОЛЖАЕМ ДЕЛО ПАВШИХ

Не мы – безусые юнцы,
А наши братья и отцы 
Шли по земле окостеневшей 
В крутом огне
свинцовых вьюг. 
Шли по земле, не раз горевшей, 
С оружья не снимая рук.
Не видя доброй женской ласки, 
Своих оставленных квартир, 
Звездою на солдатской каске 
Спасённый освещая мир.
Мы продолжаем дело павших, 
Сгоревших, без вести пропавших, 
Тех, что лежат,
как в Мавзолее, 
В родной своей земле. 
Чьи бюсты
в городских аллеях 
Стоят на утренней заре.
Нам выпала иная доля – 
Взять ваши радости и боли, 
За вас любить, пахать и строить, 
И это наши силы троит!
Да, мы – безусые юнцы, 
Иного времени гонцы. 
Земные покидая гнёзда, 
Мы рвёмся 
к незнакомым звёздам. 
Неудержимо рвёмся в завтра, 
Суровы мы не по годам! 
Добро и Солнце,
Свет и Правда 
Идут за нами по следам.

Несмотря на большое творческое наследие поэта (а писать стихи он начал, по воспоминаниям сестры, ещё в девятом классе своей любимой школы № 1), Анатолий Голицын в полной мере не реализовал свой талант. Так, по крайней мере, мне видится сегодня. Как алмазу для того, чтобы стать бриллиантом, нужна огранка, придающая минералу характерный блеск, так и таланту, которым наградила человека природа, необходима постоянная шлифовка, доводка, совершенствование. А вот тут и возникали проблемы у широкой, часом необузданной, временами теряющей контроль над ситуацией, щедрой натуры поэта.

После окончания школы он поступал в Харьковское художественное училище. Прошёл два тура. Оставался последний – третий. Но на него Анатолий опоздал. На следующий год поступил в высшее военное авиационно-техническое училище. Достойно учился, уже в перспективе нацелился на офицерские погоны, но сорвался в самоволку, нагрубил, нахамил – отчислили. И обязали дослуживать 13 месяцев в армии. Рядовым солдатом. Хорошо, что не в дисциплинарном батальоне. Уже в зрелом возрасте А.И. Голицын поступил в литературный институт на заочное отделение. Проучился полтора семестра и бросил – далеко ездить. И так на протяжении почти всей жизни душа не давала ему покоя, терпимости, не признавала насильственное навязывание чужого мнения, которое он считал несправедливым. Анатолий продолжал регулярно печататься в местной районной газете, выступать на творческих вечерах, радовать своими стихами почитателей, но всё это было уже не то… 
Слишком мелко для таланта Анатолия Ивановича.                                       

Уже луга светлеют от росы,
Пылают в небе тёмные провалы.
И звёзды, залетевшие в овсы
Стоят, как с дорогим вином бокалы.

Стог сена мокр и смотрится как часть
Глухой стены заброшенного дома,
Как небо величаво,
Как бездонно,
И как великолепно в этом час!

Ерши в придонном копошатся иле,
Воздушные пускают пузырьки,
Их шарики стеклянные поплыли
По золотому зеркалу реки.

Берёзки недовольны.
Разбудили
Их неурочным звоном родники!
Природы русской мирную идиллию
Собою оживляют рыбаки.

Дрожащими от радости руками
То тут, то там под сенью ивняков
Они сажают ловко на куканы
Попавшихся плотвиц и окуньков.

Как чист, как светел воздух Подмосковья!
Что изнутри светящийся кристалл.
Гляжу на местность милую с любовью,
Скользя по полю взглядом, по кустам.

Безвестный ручеишко, как мальчишка,
Бежит-журчит куда-то налегке.
Где мелкими шажками, где вприпрыжку
Ведёт меня тропиночка к Оке.

Как грациозна! Как она воздушна
Пчела, заснувшая на розовом цветке…
Всё это бережно, великодушно
Природа отдаёт моей строке.

Р. S. В нашем городе живут и здравствуют до настоящего времени жена и сестра Голицына, а также его сын. Дочь, выйдя замуж, проживает с семьёй в Москве.

1974_¦¦_¦У¦-¦¬¦¬TЖTЛ¦-TЛ._¦СTА¦-TВ_¦¬_TБ¦¦TБTВTА¦-..jpg

1978_¦¦._¦У¦-¦¬¦¬TЖTЛ¦-_¦Р¦-¦-TВ¦-¦¬¦¬¦¦_¦Ш¦-¦-¦-¦-¦-¦¬TЗ.jpg

Фото предоставлены Ю.А. Харитоновым

Обсудить тему

Введите символы с картинки*
vshature