Яндекс.Погода

пятница, 4 декабря

пасмурно-6 °C

Сейчас в эфире

РАДИО 1 - ПЕРВОЕ ПОДМОСКОВНОЕ РАДИО

Великий путь к Великой Победе. Лейтенант Беляков

21 апр. 2020 г., 10:00

Просмотры: 531


Виктор Александрович Беляков. Фото из семейного архива

2020 год в России объявлен Годом памяти и славы в честь 75-летия Победы в Великой Отечественной войне. Продолжаем публикации под рубрикой «Великий путь к Великой Победе», посвящённой славной теме подвига наших земляков на фронтах и в тылу. 

Статья Николая Кочергина «Лейтенант Беляков»

В тексте Благодарности было написано: «За вечную дружбу народов СССР и Польши! 
Боевому соратнику лейтенанту Белякову Виктору Александровичу. 

Искренне благодарю Вас за Вашу честную и самоотверженную службу в Войске Польском. 

Вы выполнили свой долг и возвращаетесь на свою Родину – в Советский Союз. От души желаю Вам больших успехов на новой работе.

Демократическая Польша никогда не забудет того неоценимого вклада, какой внесли Вы, советские воины, в дело освобождения и возрождения Польской Республики, в дело укрепления вечной дружбы между Красной Армией и Войском Польским. Счастливого пути Вам, наш боевой соратник! Крепко жму Вам руку!

Главнокомандующий Войска Польского маршал польский М. Жимерский. 15 октября 1945 года».

Подобные  Благодарности получили  тысячи советских солдат и офицеров, по приказу Родины принимавшие участие в создании Войска Польского, служившие в нем, воевавшие вместе с поляками против гитлеровской Германии и оставшиеся в живых. А погибшим в боях за освобождение Польши от фашистских захватчиков воинам Красной Армии благодарные поляки установили несколько сотен мемориалов, многие из которых носили название «Памятник Благодарности».  Но, как говорится,  «всё течёт, всё меняется».

Благодарная память поляков оказалась короткой. В начале 1990-х годов многие памятники Красной армии были снесены. В 1994 году было подписано российско-польское межправительственное соглашение «О захоронениях и местах памяти жертв войн и репрессий», в рамках которого  был  составлен список из 561 памятного места, подлежащего охране. Но в 2014 году начался новый этап сноса памятников. В 2017 году Сейм Республики Польша принял поправки в закон о запрете пропаганды коммунизма, предусматривающие снос мемориалов в честь Красной армии как «прославляющих коммунизм» (за исключением установленных на кладбищах). Забыли поляки как немецкие фашисты на территории Польши строили концлагеря, а Советский Союз помогал полякам восстанавливать разрушенное войной хозяйство, строить предприятия, больницы, школы, театры…  
 
Однако вернёмся к истории лейтенанта Белякова, который оказался в центре событий тех давно минувших лет.

Из дневника лейтенанта Алексея Абрамова (с сокращениями): 22.01.1944 – 24.05.1944.

«Артиллерийские курсы усовершенствования офицерского состава, 43 учебный артиллерийский полк, г. Озёры  Московской области. Замечательный в природном отношении уголок. Город расположен в низменности реки Оки (левый берег). Полукругом охватывается сосновым лесом. В городе расположен текстильный комбинат. Население преимущественно женщины – работницы фабрики. Под казармы дали дом культуры города Озёры. Помещение приличное. Полк состоял из 3-х дивизионов: минометчики, пушкари 76 мм и пушкари 152 мм. Насчитывали в первое время около 1200 офицеров. Впрочем, состав находился в постоянном движении. 4-й дивизион находился на недостроенном аэродроме, в лесу в 8 км от города. В этом полку офицеры были на положении рядового: производили все виды работ, несли караульную службу и учились. На фронтах Отечественной войны успехи были замечательные. Радио каждый вечер приносило известия о прорыве немецкой обороны и взятии крупных городов. Настроение у всех было приподнятое. Возможно, поэтому еще крепче стали требовать точное выполнение уставов, как в отношении внутреннего распорядка, а также в учебе. Преподавательский состав в основном соответствовал своему назначению.

Командиром полка был полковник Васильев. В этом городке случались некоторые лирические приключения в нашей жизни, но о них целесообразнее умолчать. Март – апрель работал чертежником при кабинете тактики и артиллерии. Руководителем был младший лейтенант Губе Евгений. Работало нас 7 офицеров…. 

Весной с младшими лейтенантами Тумановым и Рожко строили реечный полигон – артполигон.  

24 мая получен приказ об отправлении большей части офицеров по фронтам. Мы получили назначение в отдел кадров 1-го Белорусского фронта. Выехали в 5 часов утра 25-го мая на пригородном поезде из г. Озеры до Коломны. Десятки девушек и женщин провожали на вокзале уезжающих офицеров. Это были не просто проводы народных воинов, а проводы близких сердцу людей. Находясь в этом городке по несколько месяцев, многие офицеры женились. Поэтому, естественно, что проводы были самыми трогательными: поцелуи, слезы, уверения…»  

Младший лейтенант Беляков Виктор прибыл в 43-й полк г. Озёры 12 мая 1944 года и поэтому застал всё то же, о чем писал в своём дневнике л-т Абрамов. Также как и Абрамов,  он был поселён в здании Дворца культуры, где дислоцировался 3-й дивизион 43-го полка. Через некоторое время офицера резерва Белякова, учитывая его боевой опыт и образование, назначили командиром взвода. С назначением на должность забот прибавилось, но ему было не привыкать. Рождённый в многодетной крестьянской семье, он с ранних лет был приучен к работе и трудности его не пугали. Здесь в маленьком подмосковном городке, где было так спокойно и уютно, он часто вспоминал свою деревню Ивашково на Ярославщине, вспоминал Волгу и г. Углич, где учился и работал ветфельдшером до призыва в РККА. Сколько лет прошло!C октября 1938 года он не был дома.
 
Так уж сложилось, что, еще не закончив срочную службу, он 22 июня 1941 года оказался в самом пекле войны в составе 501 гап (гаубичного артиллерийского полка) 126 стрелковой дивизии. Ещё весной 1941 года дивизия дислоцировалась в г. Крустпилсе (Латвия) на правом берегу Даугавы, а 18 июня часть дивизии вроде бы как для проведения внеплановых учений была переброшена в Шяуляй (Литва), затем в Каунас и Жежмаряй (южнее Каунаса). Слово «война» еще не звучало в разговорах, но бойцы и командиры уже понимали, что проводимые «внеплановые учения» - это не просто учения, а срочная подготовка к каким-то очень важным и неотвратимым событиям. В ночь на 22 июня некоторые полки 126 сд выступили из г. Жежмаряй  в район лесов у г. Пренай. Командир дивизии получил приказ немедленно выдвинуть штаб и возможное количество пехоты и артиллерии ближе к границе в район г. Кальвария, куда будут продвигаться все части 126-й сд. 
 
Однако, к роковому часу дивизия не успела собрать и сосредоточить свои части для отражения во много раз превосходящих сил противника и 22  июня, вступив в неравный жестокий бой, несла большие потери, но в течение нескольких дней удерживала свои позиции. Потом с боями отошла к г. Алитусу (Литва) и затем в сторону г. Пренай, где, ведя бои с вражескими десантами, переправилась через Неман, взорвав за собой мост. К началу июля 1941 года уцелевшие части дивизии укрепились в районе г. Дисны (Белоруссия) и вошли в состав 62-го стрелкового корпуса, который в это время вёл тяжёлые бои с противником.  Если на начало войны дивизия насчитывала 11697 человек, то в июле 1941 года – 2355 человек. Потери были катастрофическими (≈ 80%). Практически без орудий и без снарядов, голодные,  неоднократно пробиваясь из окружений, бойцы и командиры, отходя по бездорожью через леса, поля, болота, реки на восток, несмотря ни на что, продолжали биться.  6 августа в бою под г. Великие Луки погиб командир дивизии генерал-майор Кузнецов Михаил Андреевич. 
 
К 13 декабря 1941 года в составе дивизии осталось менее одной тысячи человек, и она была расформирована. К этому моменту сержанта Белякова в дивизии уже не было. 28 августа в одном из боёв за Великие Луки, он был тяжело ранен и отправлен в госпиталь в г. Ишим Тюменской области. После лечения в октябре 1941 года был направлен в запасной артиллерийский полк в Тюмень, а с января 1942 года назначен в  826 ап 282 сд (одна из Сибирских сд), в составе которой был участником боёв на Северо-Западном фронте.  В апреле 1943 года сержант Беляков был направлен на курсы  2-го Ленинградского Краснознаменного Ордена Ленина артиллерийского училища и через год получил специальность разведчика-звукометриста с присвоением звания мл. лейтенанта. Училище в то время находилось в эвакуации в г. Белорецке (Башкирия).
 
По распределению мл. л-т Беляков оказался в городе Озёры. Переменный состав полка, т.е. офицеры, прибывающие на учёбу, часто менялся: одни приезжали, другие уже отправлялись на фронт. Дни проходили очень напряженно. Но были и вечера отдыха, когда полковой оркестр в саду Дворца культуры играл для озерчан и личного состава популярные мелодии тех лет. Часто звучал «Офицерский вальс» (позже его назовут «Случайный вальс»). На одном из таких вечеров Виктор познакомился с Разумовской Шурой – ученицей Озёрской школы медсестёр. Когда оркестр уходил, гуляли по саду ДК, разговаривали, вдыхая  запах сирени (в те времена она росла практически у каждого дома), слушали бесконечные трели ошалевших от весны соловьёв и назначали новые свидания у тополя. Этот огромный и единственный в своём роде тополь рос в саду ДК около танцплощадки и озёрские старожилы его хорошо помнят (может быть и сами назначали здесь свои свидания). А соловьи… Они стали петь не только в саду, но и в душе мл. лейтенанта, не давая, ни днём ни ночью покоя, и он был бесконечно счастлив…  Но вот наступил октябрь и Беляков в составе группы офицеров был направлен в  штаб 1-го Белорусского фронта, где им объявили, что они откомандировываются в Войско Польское для обучения польских солдат и офицеров.  Мл. л-т Беляков оказался в одной группе с л-том Афанасьевым.

Через много лет, будучи уже полковником в отставке, Афанасьев Евгений Маркович поделился своими воспоминаниями (c сокращениями):
 
«В конце октября 1944 года мне, тогда лейтенанту 43-го [Озёрского] учебного полка резерва офицерского состава артиллерии (УПРОСА), приказано было прибыть в штаб 1-го Белорусского фронта в город Люблин. Здесь группе, включающей 16 советских офицеров, было объявлено, что приказом командования мы командируемся в Польшу для оказания помощи в формировании 2-й Армии Войска Польского. Нашей группе офицеров-артиллеристов предстояло формировать 8-й отдельный разведывательный артиллерийский дивизион (ОРАД). Штаб 2-й Армии Войска Польского располагался в селе Конколевница. Принял нас командующий артиллерией армии генерал-майор Пырский (тоже советский офицер). Всех прибывших распределили по штатным должностям, определили место дислокации будущего дивизиона, куда мы и направились для поиска места проживания. Село Липняки представляло собой одну улицу длиною не менее километра. Вот на этой улице в частных домах и разместился кое-как командный состав дивизиона (по два-три человека). Мы приступили к выполнению задания командования. Почти на всех командных должностях в дивизионе были советские офицеры. Лишь позже, уже на стадии формирования, прибыли три поляка. Из сержантского состава среди командированных был водитель-механик Иванов и две медсестры. Вот в таком составе в ноябре 1944 года мы приступили к формированию 8-го ОРАД  2-й армии Войска Польского. Начали с получения техники (прежде всего, автомобилей), вооружения, обмундирования. Готовились к приёму личного состава: казармы, пищеблок, учебные классы. Не было ничего, всё надо было находить, привозить, складировать. Вот и мотались теперь вместе с сержантом Ивановым на двух студебеккерах по складам и различным ВЧ, добывая и выбивая всё необходимое…  Новобранцы - парни из недавно освобождённых от немцев земель восточной Польши и Литвы, прибывали оборванными и завшивленными. Необходимо было их помыть хотя бы. По моей инициативе конфисковали у одного зажиточного крестьянина кирпичный свинарник, почистили, установили печь, сделанную из бочки, сколотили полки, веников наломали, получилась настоящая русская баня. Помыли и обмундировали личный состав, решили вопросы жилья и питания, получили личное оружие. К декабрю формирование дивизиона практически завершилось. Главным была, конечно, не техника и не вопросы быта. Личный состав надо было обучить теории и практике инструментальной разведки. И сделать это надо было в кратчайшие сроки: ни у кого уже не оставалось сомнений в том, что война приближалась к концу. Но как учить? Никто из командированных советских офицеров не владел польским, новобранцы же не знали русского, на котором были все наставления, описания и инструкции. Конечно, мы готовы были к этому: с первых же дней, как только поселились в селе Липняки, весь офицерский состав стал усиленно осваивать польский язык. Учил нас старый учитель, у которого я квартировал. Когда-то он продолжительное время жил в Минске и на русском говорил довольно прилично. Учил он нас по текстам старых польских газет, но учил довольно успешно, потому что через месяц мы уже могли объясняться с местным населением. Помогало и то, что почти в каждой учебной группе обязательно находился поляк, хоть немного понимающий русский. Эти солдаты сразу же становились помощниками офицера при изучении наставлений и инструкций. К концу декабря 1944-го стало ясно, что мы преодолели и эту трудность: языкового барьера между учениками и учителями более не существовало. Как видно, в этом убедилось и командование 2-й Армии, представители которого побывали в дивизионе по случаю католического Рождества. Нас тепло поздравили с праздником и пожелали успехов в боевой работе. К тому времени личный состав уже принял присягу. Пришлось и нам (по приказу советского командования) присягать правительству новой Польской Народной республики. После чего все советские офицеры оделись в польское обмундирование и получили воинские звания польской армии. Я стал поручиком. Лишь ближе к весне 1945-го 2-я Армия Войска Польского, а вместе с ней и наш 8-й ОРАД в полной мере подключились к завершающим операциям по уничтожению фашистского зверя в его логове. В составе 1-го Белорусского фронта дивизион участвовал в Берлинской операции, затем в составе 1-го Украинского фронта - в Пражской операции. Здесь, в предместьях Праги, 11 мая 1945 года для нас и закончилась Великая Отечественная война».

С октября 1945 года по февраль 1946 года в 43-й УПРОСА г. Озёры стали возвращаться офицеры, ранее откомандированные на службу в Войско Польское. Всего прибыло 917 человек. Прибыли с польскими наградами и благодарностями за честную и самоотверженную службу в Войске Польском. Среди них был л-т Булченков Петр Афанасьевич, награжденный польским Крестом Храбрых. В послевоенные годы он до пенсии работал учителем в Озерской средней школе № 9. В конце октября 1945 года прибыл в Озеры и л-т Беляков с благодарностью от  Главнокомандующего Войска Польского маршала М. Жимерского и польской медалью «Заслуженным на Поле Славы». Встретился со своей Шурой, поженились и всю жизнь прожили вместе. В настоящее время их сын, подполковник в отставке Беляков Алексей Викторович, проживает в Смоленске. Дочь, Шуварикова Валентина Викторовна, проживает в Озёрах в родительском доме. В послевоенные годы Виктор Александрович до пенсии работал по своей довоенной специальности ветфельдшером, затем – ветврачом совхоза «Емельяновка» и районной ветлечебницы, оставив о себе добрую память. 

К 75-летию Победы советского народа в Великой Отечественной войне фотография Белякова Виктора Александровича увековечена в галерее «Дорога памяти» при Главном храме Вооруженных сил России в парке «Патриот».  В галерее на сегодняшний день увековечено  более 30,8  миллионов фотографий из семейных альбомов. Значит, благодарная память народа о защитниках Отечества жива и передаётся молодому поколению, чтобы, глядя на эти фотографии и читая документальные истории фронтовиков, все знали историческую правду и свято чтили героическое прошлое своей Родины.         

Обсудить тему

Введите символы с картинки*
vshature