Озёры. Новости

Онлайн
трансляция

Яндекс.Погода

вторник, 25 июня

пасмурно+22 °C

Онлайн трансляция

Никто не забыт. О тех, кто уже не придёт никогда...

28 мая 2019 г., 9:02

Просмотры: 143


Озёрское информагентство, Константин Сафронов

События Великой Отечественной войны затронули практически каждую озёрскую семью. Многие сложили свои головы на полях сражений. Родные и близкие свято чтят память погибших, не забывают и о тех, кто, пройдя суровые годы войны, до сих пор в строю. По распоряжению министерства социального развития Московской области накануне 74-й годовщины Победы ветераны войны, труженики тыла и другие льготные категории граждан получили единовременные выплаты по 10 тыс. и 5 тыс. рублей. В городском округе Озёры эти  выплаты получили 457 человек.   

Коренная озерчанка Ирина Владимировна Доронина около 40 лет проработала в детском саду «Ёлочка». Сегодня она делится воспоминаниями о своих родственниках, участниках Великой Отечественной войны.

Наше поколение, уже ставшее бабушками и дедушками, родилось в мирное время. О войне мы знаем лишь из рассказов наших родных, вернувшихся с войны или переживших её.

Как и у многих, страшное горе под названием «похоронка» коснулось и нашу родню. Но были и слёзы счастья, когда солдат возвращался домой живым.

Дядя Серёжа

Вернувшиеся были скупы на рассказы о пережитом. Дядя моего мужа на вопрос ребятишек: «Дядя Серёжа, а страшно было на войне?» честно отвечал: «Страшно, ребята, страшно». В любую жару дядя Серёжа не снимал майку, так как вся спина была «изрыта» осколками от снаряда, а на лице была отметина от пули. Сергей Алексеевич Доронин был танкистом, участвовал в битве на Курской дуге, горел в танке. Был награждён орденом Красной Звезды, медалями.  Он вернулся домой с войны.

Максимыч

Мой дядя Николай Максимович Вошкин прошёл пехотинцем всю войну, награждался медалями. Дошёл до Берлина. Его портрет есть в нашем краеведческом музее. В моей памяти сохранился рассказ дяди об одном из боёв: «Враг насел на нас так, что, поднимаясь в атаку, залегали назад. Огонь был – головы не поднять. И тут на помощь пришла морская пехота. Воздух сотрясся от их крика «Ура!». Враги дали дёру. Фашисты боялись моряков и называли их «чёрная смерть» (по цвету формы). В этом бою мы взяли верх!»

И у Максимыча (так называли его наши родители, так называли его и мы, дети) тоже спина была в отметинах от разорвавшейся гранаты.

Пропал без вести

Мой дед Николай Иванович Громов ушёл на фронт, оставив на плечах жены четырёх дочерей. Старшая (моя мама) только закончила первый класс. Отец писал ей с фронта: «Вернусь, пойду на работу и куплю тебе новый портфель». Не вернулся. Пропал без вести. Ему я посвятила стихотворение (публикуется с сокращениями):

Мне снится сон…

Иду я в гости в отчий дом,

А там веселье, шум и смех!

Меня зовут. Иду. Смотрю в окно.

За праздничным столом родные лица все

И смотрят на меня, и что-то говорят.

А я смотрю лишь на того, кого никто не видит:

Он грустен и безмолвен,

Волнистый светлый чуб, знакомые глаза до боли.

Никак я не могу понять: кто он?..

И вдруг я поняла – мой дед,

Что без вести пропал на фронте.

Осталось от него одно лишь

Маленькое фото-медальон, да писем несколько.

И всё…

Мы вечно будем помнить тех, кто не вернулся,

Не вошёл с Победой в дом,

Не поднял к небу дочерей на доблестных руках.

Война закончилась, а о Николае по-прежнему никаких вестей не было. Бабушка вышла замуж за Виктора Михайловича Копчёнкина, ставшего хорошим отцом её дочерям, а нам, шестнадцати внучатам, дедом. До определённого возраста мы даже не подозревали, что он нам не родной дед. Виктор Михайлович тоже прошёл всю войну, но никогда о ней не рассказывал.

«Рубашка» не спасла

Родной брат моей бабушки Владимир Михайлович Морозов уже считал дни  до окончания службы в рядах Советской Армии, которую проходил в приграничном Бресте, когда началась война. Владимиру посчастливилось остаться в живых вместе с другими бойцами и командиром батареи. И продолжился его боевой путь. В письмах домой он никогда не жаловался на трудности, не рассказывал об ужасах войны, а больше переживал за своих родных, за их тяжёлую долю, оптимистично заверяя, что выстоим, победим врага и жить станем лучше прежнего.

Володя родился, как говорят «в рубашке». Эту «рубашку», положила мать ему в пакетик, когда он уходил в армию, строго наказав беречь. С фронта он писал, что «рубашка» вся истёрлась, пришлось её выбросить. Родные переживали, что он выбросил свой оберег, свою защиту…

Владимир погиб в Краснодарском крае у хутора Будённый в январе 1943 года. В похоронке с фронта было написано: «…Ваш сын – образец героизма и отваги, до последнего дыхания дрался с лютым врагом. За храбрость, мужество и героизм он представлен к Правительственной награде. Его светлый, незабываемый образ воодушевляет личный состав подразделения на героизм и отвагу. Казаки подразделения поклялись отомстить за вашего сына».

Санитар

Старшего брата моего отца, скромного деревенского парня Петра Ивановича Коротаева призвали в ряды Советской Армии из Липецкой области. Демобилизоваться он не успел – началась война. На фронте Пётр был санитаром. Вынося бойца с поля боя, был ранен в ногу. Началась гангрена. Ногу ампутировали, но поздно. Дядя Петя похоронен в братской могиле в Латвии…

Я упомянула не всех родных, погибших и воевавших на полях сражений Великой Отечественной войны. Да простят они меня. Но мы их помним и низко кланяемся за Победу.

vshature