Сейчас в эфире

РАДИО 1 - ПЕРВОЕ ПОДМОСКОВНОЕ РАДИО

Исторические хроники: Александровка

15 нояб. 2020 г., 18:51

Просмотры: 1628


Нет нужды объяснять, почему появляются выселки. Кто-то захотел жить более обособленно или кого-то односельчане настоятельно попросили удалиться... А может быть, в поисках лучшей земли рачительный хозяин порешил ставить дом за ближайшей горой, подальше от завистливых соседей – вот и появились выселки. Да и крестьяне, отселяющиеся на новое место, как правило, освобождались помещиком от всех налогов – какая-никакая, а выгода.

 

Кто знает, кто первый решил поставить дом за околицей богатейшего села Комарёво.  Но явно это был кто-то, кто носил имя Александр или фамилию Александров. 

 

В «Энциклопедии сел и деревень Озёрского района» у А.П. Дорониной сказано: «Александровка (Ново-Александрово) – деревня в 6,5 км на запад от города Озёры. Первое упоминание не выяснено…».  Но доподлинно известно, что  к  1859 году в Александровке  было 17 дворов, 86 жителей (из них 39 мужского и 47 женского пола), а к  моменту образования Озерского района (на 13 июля 1929 года) здесь насчитывалось уже 29 дворов и 142 жителя (для сравнения –  в Комарёве  был 101 двор). 

 

На картах 1890 года между Комаревом и Александровкой – целый километр леса. Но с того времени селения разрослись настолько, что теперь стороннему человеку трудно определить, где Комарёво, а где, собственно, уже Александровка. Маленькая деревня на окраине Комарева не имеет с селом чётких границ, однако сохранила свою самостоятельность! В старину даже укосные луга в хозяйствах были разными (у александровских, например, – в Алёшкове). Крепкие здесь селились люди, зажиточные (как и сейчас, впрочем!). Может, поэтому и в колхоз александровские вступали с опаской (было что терять). 

 

Народная память сохранила имя первого председателя колхоза – Петра Ивановича Комарова (1902-1985) – умного, крепкого хозяина.  Рассказывают и об одном забавном случае, приключившемся с ним на танцах в Комарёве. До революции, еще подростком, Петр Иванович работал в Москве, и, как и многие молодые люди, любил приодеться. Таким франтом молодой человек и явился в деревенский клуб на танцы – при шляпе, костюме и часах с цепочкой, вызвав восхищенные взгляды всех местных девчонок. Неудивительно, что деревенские парни, не стерпев, бесцеремонно вытащили его с танцевальной площадки и крепко отмутузили, сорвав шляпу и выбросив часы! Забегая вперед, скажу: нашли мы-таки с друзьями его могилу на Комарёвском кладбище – на фото он выглядит именно таким, каким сохранился в людской памяти: умным, по-деревенски хитроватым… (см. фото)

александровка

 

Совсем рядом – могила неизвестного солдата. В 1942 году севернее деревни упал наш самолёт. Летчик погиб, а могила его не забыта (см. фото).

александровка

 

На въезде в Александровку слева можно увидеть скромный домик. Здесь жил Александр Иванович Гомзяков, охотник и краевед, который с 1920 года вел дневник наблюдения за природой. Своими наблюдениями делился с читателями и даже был членом фенологического сектора Географического общества СССР, имел множество почетных грамот. Фенологической работой занимался до самой смерти и завещал свое дело сыну, Александру Александровичу.

александровка

Дневники хранятся в нашем краеведческом музее. Скажу сразу – нам повезло. (Сказано же в писании: постучитесь, и откроют…) Постучались в калитку аккуратного дома, и навстречу вышла Роза Александровна Каверина – дочь известного краеведа. Немолодой женщине на то время было уже немало лет, но она была бодра, сохранила замечательную память и тонкий юмор. «Как увидите в нашей деревне деревянный дом – значит, это наши, местные, – ведь раньше строили на сваях, без фундамента, – рассказала она нам. – Во всей деревне таких теперь и десятка не наберется». Действительно, на песчаных почвах Комарёва камень – редкость, и солидный прочный фундамент был доступен лишь немногим!

 

Многое рассказала коренная жительница: о своей семье, об отце и брате, самозабвенно любивших родной край. Как отец её, еще школьницу, учил измерять глубину снежного покрова…

 

Вспомнили о прежнем житье-бытье, деревенских обычаях, традициях. Бесценны эти воспоминания… Не перестаю удивляться точности и богатству русского языка! Оказывается, в Александровке люди пользовались двумя колодцами: один служил для мирских нужд: всем миром там купались, стирали бельё, пригоняли скотину на водопой. Поэтому и название у колодца было соответствующее – мирской. А к другому, святому, расположенному дальше, приходили за водой. Этот колодец мирским не оскверняли… 

 

В деревне двери не запирались… «Сейчас вроде все цивилизованные, – продолжила свой рассказ Роза Александровна, – и дороги зимой от снега очищают, есть газ, вода, свет – всего вдоволь. А люди другими стали – чайник-то вон из огорода стащили, небось в драгмет сдали. Даже крышку подобрали, не поленились…» 

 

Восточнее деревни, ближе к Немёрзлому оврагу, есть место, называемое Дегтяркой – там до революции топили берёзовый дёготь, который, как известно, широко применялся (и применяется) и в медицине, и в крестьянском хозяйстве. По словам старожилов, когда-то здесь было много барсуков. Но, на барсучью беду, у зверька очень полезный жир, обладающий лечебными свойствами. Как говорят знатоки, 100 г барсучьего жира стоит немалых денег. Стоит ли удивляться, что животных очень скоро истребили. 

 

Есть в Александровке и свои секреты, и предания. К западу от деревни, метрах в 250 от шоссе, пересекающего Завал-овраг, за старой Речицкой дорогой, есть необычное место. Небольшая, круглая, метра три в поперечнике и около метра глубиной, песчаная яма на дне Завал-оврага. Местные дачники уже и мусор набросали… Летом на яму и внимания не обратишь. 

александровка

александровка

 

Зато весной, во время таяния снегов, все ручьи, доходя до ямы, проваливаются под землю! Отсюда и название – Провальная яма. Зрелище странное, необычное… Вот что рассказывает о преданиях, связанных с Провальной ямой, С.М. Рогов в своем «Путеводителе по Озёрскому району»:

 

«Место это, еще 25 лет назад находившееся в глухом лесу, издавна пользовалось в народе дурной славой. Говорили, что здесь бесследно исчезает, «проваливается» отбившаяся от стада скотина… Говорили о высоких, плечистых мужиках с серыми «землистыми» лицами, выходящих из ямы в полнолуние и бесшумно исчезающих в ночном лесу. (В народе их прозвали «черными»). Местные бабульки-знахарки называли это место «бродом» и говорили о нём очень неохотно, с оглядкой. Хотя куда здесь «брести»? Под землёй идти, что ли? Правда, бродом могли называть место метрах в пятидесяти ниже ямы, где старая Речицкая дорога пересекала Завал-овраг. Весной там стояла вода, отсюда и название – Брод. Так или иначе, но родители настоятельно советовали своим маленьким детям держаться от этого места подальше. Сейчас рядом с этой ямой построены шумные дачные посёлки, ореол таинственности вокруг этого места развеялся, поугас, но название – Провальная яма – осталось и поныне». 

 

Конечно, явление «исчезающих ручьёв» специалисты объяснят особенностями залегания геологических пластов в этих местах, но факт остаётся фактом. Кстати, подобное место – не единственное в нашем районе. 

 

Конечно, мы не могли отказать себе в удовольствии спуститься по склону Завал-оврага туда, где пониже. Песчаное дно Провальной ямы даже сейчас, в летнее время, влажное, рыхлое, вязкое.  Признаться, даже в наше время, когда вокруг выстроились дачные домики, место это по-прежнему остается каким-то мрачноватым. 

 

После прогулки по тёмным оврагам особенно приятно выбраться на привольное место на окраине Комарёва – возвышенность возле церкви. Чуть в стороне – место, где высился Никольский храм, варварски взорванный за месяц до начала Великой Отечественной войны. Говорят, таких колоколов, которым ставился этот удивительный по красоте храм, в округе не было… Но это – совсем другая история…

Елена ХОХЛОВА

Обсудить тему

Введите символы с картинки*

Самое читаемое

24 часа
неделя
месяц
vshature